РУССКИЕ НАПЕРСТКИ

RussianEnglish
Главная
Новости
История
Настоящее
Художники
Заводы
Промыслы
Музеи
Рабочие
Статьи
Литература
Иностранные
Коллекция
Хранение
Публикации
Об авторе
Приложение
Гостевая

Анна Бабенко не играет в "наперстки".
Но ей нравится их коллекционировать

     Пожалуй, у каждой хозяйки в шкатулке с нитками и иголками найдется этот миниатюрный металлический Анна Бабенко (или пластмассовый) "стаканчик", доставшийся в наследство от мамы или бабушки. Однако применяется он все реже и реже: зачем тратить время на штопку старых носков, когда можно купить новые? Да и в шитье одежды новые технологии вытесняют старые атрибуты швейного искусства. И скоро те же наперстки, вероятно, можно будет увидеть разве что в витринах музеев или сувенирных магазинов. Именно там их и находит известный украинский модельер Анна Бабенко.
— Анна, наперстки — это, конечно, професcиональное увлечение?
— Я собираю наперстки отнюдь не потому, что они связаны с моей профессией — просто мне нравятся эти маленькие, симпатичные вещички. Хороший дизайнер может сделать из этого миниатюрного стаканчика что угодно. Например, небольшой город с домами, машинами, цветами, и, конечно, жителями.
— Вы не интересовались историей появления наперстка?
— Думаю, никто не знает, когда появился первый наперсток. Но достоверно известно, что он существовал уже в средние века. От тех времен остались изящные наперстки-шедевры с потрясающей гравировкой и замечательные легенды, связанные с их возникновением. Например, такая: в далекие времена жил один трудолюбивый портной, который с раннего утра до позднего вечера корпел над своей работой и без конца прокалывал пальцы иглой. Однажды вечером он отвлекся от работы, выглянул в сад и увидел, как несколько гномов срывали там маленькие красные колокольчики и бесшумно исчезали между грядками. На следующий вечер портной отправился вслед за гномами и попал в подземное царство, где увидел, как за длинным столом эльфы кроили и шили для гномов рубашки, штаны и плащи. На средний палец у всех были надеты красные наперстки — колокольчики из сада портного. Мастер вернулся к себе домой и на следующее утро, как всегда, принялся за работу. А когда решил снова выглянуть в сад, то увидел на подоконнике сверкающий наперсток из чистого серебра, который идеально подходил к его пальцу. Это была награда гномов за цветы, которые он вырастил, и за молчание.
— А из чего на самом деле изготавливали самые древние наперстки?
— Из золота. Позднее их делали из позолоченного серебра или бронзы традиционного желтого цвета — возможно, чтобы заметнее была игла, которая чаще всего делалась из белого металла. Разумеется, самые красивые образцы изготавливались по поручению дочерей царей, королей и князей. Что касается фабричного производства, то, скорее всего, оно было начато в 20-е годы XIX века. В 1824 году владелец одной из фабрик изобрел специальное устройство для изготовления наперстков "любого вида". Был зарегистрирован патент, и вскоре началось серийное производство. К концу столетия наперстки стали продавать для массового применения. Однако с появлением швейной машинки популярность наперстка резко упала. И все-таки он и сегодня верно служит и портному, и хозяйке.
— Как формировалась ваша коллекция наперстков?
— Первый наперсток мне подарили наши хорошие знакомые — супруги Гресь. С этого все и началось. Узнав, что наперстки мне нравятся, друзья привозят их из каждой поездки. Замечу, что коллекция очень сильно разрослась после поездки в Америку — оттуда я привезла 12 наперстков. Ну, не могла удержаться — и все. В каждом городе покупала по три штуки. Причем часто случаются весьма любопытные совпадения. Года три назад мне подарили наперсток, привезенный из Чикаго. В то время я вообще не думала о поездке в Штаты. Старый Свет нравился мне гораздо больше. Прошло время, и в нынешнем году я попала в Чикаго (где, естественно, купила еще один наперсток). Когда я рассказала эту историю своим чикагским приятелям, мне подарили наперсток, сделанный в Пуэрто-Рико и посоветовали съездить в эту экзотическую страну. Вообще, в каждой стране — свои модификации и стили. К примеру, самый большой наперсток в моей коллекции из Санкт-Петербурга — огромный, нигде не помещающийся, как сама Россия.
— А есть ли в коллекции отечественные экземпляры?
— Совсем недавно у меня появились первые украинские модели — мне посчастливилось купить их на Андреевском спуске. Кстати, их можно использовать и в рабочих целях.
— И что, используете?
— Моя коллекция пригодилась бы отнюдь не всем сотрудницам моей фирмы — многие девочки, особенно те, которые учились недавно, шьют без наперстка. Я так не могу — происхождение обязывает. Дело в том, что меня можно назвать потомственной портнихой: меня учила шить прабабушка Анна Полякова. За любое отступление от правил меня несильно били по пальцам. Так что благодаря прабабушке я пользуюсь наперстком с самого детства. Прабабушка вообще заслуживает отдельного рассказа — она прожила безумно интересную жизнь (в 1967 году, например, вышла замуж в четвертый (!) раз). А работать она начала еще в нэпманской Москве и около тридцати лет обшивала советскую аристократию — к примеру, тогдашнюю оперную приму Галину Олениченко, скрипачек Большого Театра. Тогда примерки длились по два часа: техника пошива была совсем другой. Сейчас мы работаем намного быстрее — времени ни на что не хватает. Сама я не шью с 1995 года. Правда, подбор тканей и аксессуаров не доверяю никому и все делаю сама.
— Требуют ли наперстки особых условий хранения?
— Ну, разве что иногда пыль с них вытру. Вообще в нашем доме наперстками не занимается никто, кроме меня и кота Фили. Некоторое время они хранились у меня в офисе и за ними приглядывали, но потом я забрала коллекцию домой.
— Может ли ваша коллекция привлечь аукционеров?
— Мои наперстки могут стоить пять, семь, десять долларов. Самый дорогой серебряный наперсток стоит 15 долларов — для миниатюрной вещицы это не так уж и мало. Золотого пока еще не встречала, увижу — может, и куплю. А вообще мне бы хотелось, чтобы когда-нибудь коллекция Анны Бабенко была продана на самом престижном аукционе мира.
— А вам никогда не доводилось играть в "наперстки"?
— Никогда. Мне всегда было ясно, что это чистейшей воды афера. Более того, меня очень удивляют умные с виду мужчины, которые на все это "ведутся". Я впервые увидела игру в "наперстки" в Крыму, в конце 1980-х — люди хотели выиграть. Почему-то никто из них не понимал, что, как и любая азартная игра, она создана для того, чтобы зарабатывать, а не отдавать. Кстати, настоящий спортивный азарт мне отнюдь не чужд — я считаю себя патриоткой Украины и могу поболеть за наших спортсменов. Однажды, кажется, в 2002 году, моя клиентка Лена Михайлова, жена тренера вратарей киевского "Динамо", достала для нас билеты на важную международную игру. Я была на стадионе с друзьями, кстати, атмосфера мне очень понравилась. Увы, сборная никуда не вышла: в результате у меня так разболелось сердце, что я решила больше на футбол не ходить.
— Ваше увлечение может повлиять на какой-нибудь аспект вашей очередной коллекции одежды?
— Нет. Впрочем, возможно, когда-нибудь у меня появится какой-нибудь экземпляр неземной красоты, и я что-нибудь придумаю.

Досье

    Бабенко Анна Олеговна. Родилась 13 октября 1967 года. По образованию историк, закончила педагогический институт, о котором предпочитает не вспоминать. В 1995 году вместе с мужем основала "Салон Анны Бабенко", специализирующийся на пошиве стильной женской одежды. С 1997 года регулярно выпускает две коллекции в год. По праву считается одним из самых известных модельеров Украины. Среди клиентов Анны Бабенко — Александра Кужель, Оксана Билозир, Катя Бужинская, Людмила Харив, Татьяна Пескарева, Оксана Кулакова, Александра Рыбчинская, Татьяна Недельская, Анжелика Рудницкая.

Автор Сергей Вейгман

Украинский деловой еженедельник "Контракты" № 46 от 17-11-2003

При полном или частичном использовании материалов активная ссылка на сайт "Русские наперстки" обязательна.





///   на главную   ///   следующая   ///   наверх   ///  

Rambler's Top100