РУССКИЕ НАПЕРСТКИ

RussianEnglish
Главная
Новости
История
Настоящее
Художники
Заводы
Промыслы
Музеи
Рабочие
Статьи
Литература
Библиотека
Иностранные
Коллекция
Хранение
Публикации
Об авторе
Приложение
Гостевая

"Шкатулка" и "Отражение в зеркале"

(виртуальная выставка)

Русские наперстки     Изучая творчество Григория Сороки и приписываемую ему картину "Отражение в зеркале", наткнулась на натюрморт Ольги Розановой "Шкатулка". Эти две картины оказались связаны друг с другом не только похожей темой — швейной, но и чем-то большим. Автор книги "Живые вещи" Ю.Я.Герчук удивительно точно описал те чувства, которые вызывают в зрителе оба полотна. Здесь нужно отметить, что поводом к написанию вышеупомянутой книги послужила выставка русского натюрморта, которая проходила в 1969 году в Русском музее в Ленинграде. Неизвестно, были ли обе картины на выставке, т.к. автор использовал в своей работе не только выставочный материал (картины, как известно, находятся в разных музеях: "Отражение в зеркале" — в Русском музее, а "Шкатулка" — в Третьяковской галерее), но хотелось бы видеть их вместе, вернее пусть бы они висели рядом в далеком 1969 году. Правда, в то, теперь уже почти мифическое время, коллекционеры швейных принадлежностей еще не появились по-видимому в России (т.е. в СССР) и некому было со знанием дела сравнивать наперсток и ножницы XIX и XX веков. Теперь-то мы можем это сделать, как и устроить виртуальную выставку двух картин не только в Ленинграде (ныне Санкт-Петербурге), но и во всемирной паутине.
    Виртуальную экскурсию проведет автор книги "Живые вещи" Ю.Я.Герчук:

"Вслед за своими французскими собратьями русские кубисты разлагают вещи, чтобы сложить из кусочков новый идеальный мир — математически ясный, строго ритмичный, организованный и замкнутый.
    Кажется, непосредственная выразительность реальной вещи уже совсем потеряна в этих расчерченных диагоналями и параболами холстах с их изысканными сопоставлениями плоских фигур, наклеек, вывесочных надписей. Осталась лишь шумная пестрота рекламного стенда и мелькание умноженных движением рычагов и колес машины (Н.Гончарова "Ткацкий станок", 1910).
    Но вот перед такими же расчлененными плоскостями натюрмортов Ольги Розановой Русские наперстки неожиданно вспоминается "Зеркало" Г.Сороки, с оставленным на шкатулке шитьем, тропининские "Кружевницы" с их тихим, кропотливым трудом. И не только тема "Рабочей шкатулки" (ГТГ), не один только набор уютных, мелких вещей — фигурные ножнички, катушки, игольнички — создают эту неожиданную перекличку несовместимых как будто стилистических систем. Само отношение к вещам, их осязательно-нежное ощущение ставит вдруг "футуристический" натюрморт в ряд вещей более чем традиционных. Да, рабочая шкатулка здесь "разложена", а ее детали и содержимое ритмически выложены на плоскость. И все-таки они не становятся для Розановой абстрактными знаками условной пространственной структуры, а остаются вполне конкретными, подлинными, выписываются неторопливо и очень простодушно, с истинно женской любовью к тихому домашнему рукоделию.
    С детской пристальностью разглядывает художница детали своей разобранной шкатулки — петельки с забитыми гвоздиками, медную ключевинку, планки красного дерева с их тонкой слоистой текстурой. Выписанные отдельно, каждая сама по себе, так, чтобы ясны были их устройство и форма, развернутые к нам, как на чертеже, они все требуют к себе отдельного внимания, просят полюбоваться каждой, не только как необходимой деталью целого — шкатулки, но и как почти самостоятельными, маленькими и изящными вещицами. И весь этот натюрморт, тщательный, небольшой по размеру, не требующий далекого отхода, воспринимаемый почти как страница книги, на расстоянии чуть отведенной руки, кажется таким же интимным, как сама рабочая женская шкатулка. Он ощущается скорее осязательно, чем зрительно, тем более, что рядом с четко, суховато написанными — здесь есть и подлинные, наклеенные на холст вещи — кружевце, бумажные пакетики для иголок. Этот гимн рукоделию особенно убедителен потому, что он и сам, как вещь, очень рукоделен, сам выполнен в кропотливом, медленном ритме мелкой швейной работы. Он полон не только осязательной нежности к вещам, но и тихой гордости добротностью своего ремесла, своей способностью материализовать на плоскости катушку и ножнички с достоверностью, не уступающей очевидной реальности наклеенной здесь же полоски кружева. И в этом изощренный натюрморт XX века оказывается родным братом наивных "обманок" позапрошлого столетия с их простодушным ощупыванием выложенных на плоскость вещей. Недаром отсюда, от розановского ощупывания ритмично размещенных на плоскости предметов, прямой путь к детским книжкам двадцатых годов, добивавшихся осязательной, фактурной убедительности каждой отдельной вещи, лишь ритмически, а не пространственно связанной с другими."



Организатор выставки Ирина Сотникова

Использованная литература:
Герчук Ю.Я. Живые вещи. — М.: Советский художник, 1977.


При полном или частичном использовании материалов активная ссылка на сайт "Русские наперстки" обязательна.




///   на главную  ///   следующая  ///   наверх  ///  

Rambler's Top100